Сергей Тимофеевич Коненков

Унесенные ветром советской России
10 июля исполняется 135 лет со дня рождения скульптора Сергея Коненкова.

      Пикантно вздернутый носик, девичья мягкость черт,  открытый  взгляд, закругленные брови, прическа  по моде  50-х, шарфик,  прикрывающий шею, а главное – серьезность,  не допускающая ни лукавства, ни  фривольности   –   перед  нами тот  идеал,  над  созданием  которого  когда-то  трудилось  советское кино. Лицо вызывает в памяти   светозарные  мелодии  Дунаевского  и кадры из  киноклассики, где  героини с большим достоинством  отвечают на  вызовы жизни.  Вместе с тем это и портрет безусловной  красавицы на все времена. Изящно очерченные линии, тонкие черты. Есть  что-то общее  с  Вивьен Ли, с  Диной  Дурбин!  Особенно с Вивьен – прямо-таки  похожа! Правда, есть существенная разница. Она проявляется в глазах, во взгляде -  прямом  и серьезном, без малейшей тени кокетства.
     Неизвестно, заметил ли скульптор Сергей Коненков,  автор портрета «Марфинька», это  сходство своей героини  с  той голливудской кинозвездой, А ведь мог бы сравнить: он  жил в Нью-Йорке как раз в период  взлета актрисы. Но  в конце сороковых,  уже на родине, в России,  он создает  портрет  именитой красавицы настолько из  другой  жизни, что проводить подобные параллели, ему,  наверное, не пришло бы на ум. Поскольку  позировала ему одна из первых кремлевских красавиц, внучка писателя Максима Горького и невестка Лаврентия  Берии  Марфа Максимовна Пешкова. 
   В коллекцию Сочинского художественного музея  портрет Марфы Максимовны Пешковой  «Марфинька» попал  в 1986 году.  Сегодня его создателю скульптору  Сергею Тимофеевичу Коненкову исполняется 135 лет со дня рождения. 
   Еще при жизни Коненкова стали называть современным Роденом. До революции он был чуть ли не самым популярным скульптором. Приобрести его работы могли только очень состоятельные люди. Известно, что, скрипач Анатолий Микулин, чтобы купить портрет Баха, продал свою скрипку работы  Гварнери. Еще один шедевр Коненкова,  портрет Паганини, который публика видела на выставке 1908 года, купил для своего особняка миллионер Рябушинский и спрятал  так, что найти его не могут до сих пор («Паганини» в гипсе и в дереве в музее-мастерской Коненкова – это другие работы). Позже советская критика спустила Коненкова с высот звания русского Родена до уровня официального народного художника, работающего в национальных народных традициях. Этому, надо сказать,  способствовал и сам Коненков. Официальная версия жизни лауреата всевозможных советских премий Сергея Коненкова была надиктована им самим. В его книге «Мой век» есть все, что должно быть в биографии правильного советского художника.
Родился  Сергей Коненков в крестьянской семье (10 июля 1874 года, деревня Верхние Караковичи,  Смоленская губерния). Рисовать учился у заезжего иконописца. Соседские помещики Смирновы оправили  учиться способного мальчика в Рославльскую гимназию, которую он закончил с отличием. Потом - Москва, поступление в  Училище живописи ваяния и зодчества, где было  28 мест на  100 претендентов.  Коненков с блеском сдал экзамены. Так же в биографии уже советского скульптора Коненкова  указано  его участие  в уличных боях в 1905 году. Тогда Коненков возглавил рабочую дружину, которая обороняла баррикаду у его любимого ресторана Прага. Позднее,  после победы октябрьской революции 1917 года, Коненков оказался среди тех, кто принял активное участие в созидании новой пролетарской культуры. В открытии созданной им мемориальной доски «Павшим в борьбе за мир<…»,  памятника «Степан Разин со своей дружиной» принимал участие сам Ленин. Коненков с восторгом принял предложенный Лениным план монументальной пропаганды. За скульптурный портрет вождя уже много лет спустя Сергей Тимофеевич получил свою последнюю награду - диплом Академии художеств.
      Коненков уверенно завоевывал положение официального большевистского скульптора  до тех пор, пока в 23 году не выехал с выставкой в США.  Коненков назад не вернулся. При этом в отличие от большинства невозвращенцев советскую власть не ругал. Сам скульптор объяснял задержку в США тем, что не успел оформить документы.
   Когда  чета Коненковых прибыли в Америку  в 1923 году, предполагалось, что они пробудут там несколько месяцев. Однако  месяцы растянулись больше  чем на 2 десятка лет.   В  своей автобиографической повести  Сергей Коненков  достаточно  критичен  к стране, что его приютила,  он не раз  иллюстрирует в различных эпизодах негативные стороны капитализма. Конечно, он прав, да без этого книгу  бы и не выпустили. Однако,  для него  пребывание в Америке - это далеко не самое худшее время. Он  полон сил, ему   49 лет,  впереди – многочисленные выставки, успех, дорогие заказы. Он общается  с соотечественниками.  Происходят удивительные новые встречи. Так, в  30-е годы Коненковы сдружились с  крупнейшими физиками Опенгейнером и Эйнштейном. Приблизительно тогда же состоялось еще одно знакомство  - с членом  религиозной общины «Ученики Христа» (основатель Ч.-Т. Рассел). Автобиография об этом умалчивает.  Коненков тогда серьезно увлекся мистикой и теософией. Создал в Америке серию больших графических композиций на темы мироздания, которую  нередко называют библией Коненкова, считая, что  в этих рисунках зашифрованы пророчества. Работал как портретист,  выполнил портреты Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского (оба — 1924), Ф. И. Шаляпина, С. В. Рахманинова (оба — 1925), И. П. Павлова (1930), В. В. Маяковского, А. С. Пушкина (оба — 1937), А. Эйнштейна (1938), А. Тосканини (1941). В 1931–1934 по заказу Верховного суда в Вашингтоне создал портреты известных американских юристов — О.-В. Холмса, Б. Кардадо и Х.-Ф. Стоуна.
 В 1945 году Коненковым было разрешено вернуться на родину. По распоряжению Сталина, для того, чтобы перевести работы Коненкова из Америки в Россию был зафрахтован пароход. В Москве ему почти сразу выделили большую  мастерскую на улице Горького. Таких благ не получал никто из вернувшихся.
 Первое время в советской критике Коненков подвергался  нападкам и обвинениям в «формализме», что вполне обосновано, если смотреть глазами теоретиков соцреализма.  В  раннем творчестве Коненков близок модерну; он прошел через увлечение эстетикой символизма, неоклассицизма и неорусского стиля. Отсюда основные черты его творческой манеры — стремление к декоративной выразительности образа, лаконичность линий и силуэта, импрессионистическая «подвижная» лепка, обыгрывание в композиции мотива незавершенности, сочетание различных фактур дерева и камня. Ряд поздних работ 1950-х — 1960-х годов гораздо больше отвечает программе социалистического реализма, и когда  в 1954 в Москве, Ленинграде и Киеве состоялась первая после возвращения выставка Конёнкова, приуроченная к  80-летнему юбилею скульптора, его творчество было официально признано в СССР. В том же году, минуя звание члена-корреспондента, он был избран действительным членом Академии художеств СССР. В 1957 удостоен Ленинской премии, в 1958 — звания народного художника СССР, в 1964 — Героя Социалистического Труда. 
     К наиболее значительным работам позднего периода относятся горельефный фриз для здания Института геохимии АН СССР в Москве (1953–1954), скульптурный ансамбль Музыкально-драматического театра в Петрозаводске (1953–1954), проекты памятников Л. Н. Толстому и В. И. Ленину для Москвы.
   Конечно, были и более, и менее официальные работы. Но есть одна,  которая содержит  и  лирическое,  и парадное.  Это  «Марфинька», портрет Марфы Максимовны Пешковой. В  Сочинском художественном музее – один из вариантов «Марфиньки», который принадлежал самой Пешковой и был приобретен у нее музеем. Второй, в принципе, такой же портрет – в Государственном Русском музее.  Первую советскую премию в 1951 году  Коненков получил  именно за эту свою работу.
   Предыстория портрета начинается задолго до того, как Марфа Максимовна научилась читать и писать. Еще в  1928 году, когда  Конёнков был  в Италии, он познакомился с А. М. Горьким. Коненков сразу же взялся за портрет писателя. Горький  попросил сделать и портрет его маленькой внучки, Марфы, на что  Коненков  ответил обещанием когда-нибудь выполнить эту просьбу. И только  в  1950 году он создает свой великолепный «пешковский цикл» - портрет   Марфы, её дочери Нины и матери — Надежды Алексеевны Пешковой.
   Когда о «Марфиньке»  упоминает  в своей  автобиографии  Коненков  и пишут  советские искусствоведы,  ее характеризуют как  образ,  воплощающий   счастливое  настоящее и светлое будущее нашей  молодежи. Тем не менее, жизнь реальной Марфиньки была гораздо сложнее и беспокойнее, чем это можно предположить, глядя на ее знаменитый портрет.
    Марфу Пешкову  из светлой страны  детства Италии привезли в сталинскую Москву в 1932 году. Отдали в  25-тую  образцовую привилегированную школу, где  учились  дети многих кремлевских руководителей.  Тень Кремля легла и на ее взрослую жизнь.  Ее избранником стал Серго Берия. Жизнь  молодой семьи  всегда была под надзором. После известных событий летом 1953 года Серго Берия  арестовали. По законам  системы, репрессии должны были затронуть всю семью. Под домашним арестом  оказалась и Марфа Максимовна с детьми.  Осенью следующего года ее мужа  выслали в Свердловск. В 1955 году на Урал  переехала и она, но, в конечном итоге,  вернулась в столицу. В дальнейшем работала в  Институте мировой литературы, в течение многих лет - в Государственном музее  А.М.Горького. 
    В 1985 году Марфа Максимовна отдыхала  в Сочи и посетила Художественный музей, тогда – Выставочный зал изобразительного искусства. В то время были экспозиции из собраний Государственного Русского музея, из ГМИ Груз. ССР, другие.  Выставочный зал московской гостье очень   понравился.  Другого рода, но не менее  яркие впечатления  получили  и сотрудники Сочинского выставочного зала. Дело в том, что они стали свидетелями встречи двух Пешковых – Марфы Максимовны и Елизаветы Зиновьевны Пешковой, дочери приемного сына Горького, которая на тот момент  работала в  Сочинском выставочном зале как архивист.
   Поскольку удивителен факт этой встречи, и поскольку Елизавета Зиновьевна  имела отношение к    истории приобретения скульптуры Коненкова, нельзя не сказать несколько слов и о ней.
  Елизавета Зиновьевна Пешкова  родилась в Италии в 1911 году.  Вышла замуж в Риме  за второго секретаря советского посольства Ивана Маркова. В конце 1937 года Маркова вызвали в Москву вместе с женой и детьми якобы для повышения по службе. Однако вскоре  его арестовали и через два месяца после закрытого процесса  расстреляли (как агента итальянской разведки). Арестовали и саму Елизавету Зиновьевну. Елизавета Маркова-Пешкова,  не только жена «врага народа», но и  дочь Зиновия Пешкова, эмигранта,  представителя правительства Франции  сначала при Керенском, потом при Колчаке, а потом при Врангеле, «наёмника Антанты», была сослана на 10 лет в лагеря. Ей помогли   выйти  на свободу досрочно и получить работу преподавателя, но  в 1948 году ее  ей  пришлось бежать из Москвы, на все сборы дали двое суток. В 50- годы  она жила  на Кубани, потом переехала в Сочи. Работала дворником на пляже. Волею судеб оказалась в Выставочном зале, стала заниматься  архивом. О ней до сих пор говорят с придыханием те сотрудники музея, кто ее знал.
   Удивительное переплетение судеб и лиц. Причем, эти  витиеватые линии  могут на какой-то момент сойтись где-то на  периферийной зоне, случайно. В городе, который не занимает основного места в  жизни этого человека.  Например, о чем говорит тот факт, что  в Адлере какое-то время проживала первая жена Сергея Коненкова Татьяна Коняева, которую он запечатлел в своей «Нике»? Наверное, лишь о том, что пути неисповедимы, и стоит только копнуть историю отдельной личности… Тем более, личности незаурядной, большого художника.
   Сергей Коненков всего 3 года не дожил до своего столетия.  Выдающийся русский скульптор, автор более 700 скульптур, находящихся в 40 музеях нашей страны и во многих зарубежных собраниях, он интересен не только  как художник. Рассматривая его жизнь, можно достаточно глубоко изучать историю страны, видеть перипетии судеб известнейших лиц  эпохи, унесенных ветром истории, находить любопытные сопоставления, открывать для себя по-новому широко известные факты. Скульптура из сочинской коллекции – прекрасный повод  для такого проникновения. И прекрасный портрет незаурядной женщины,  один из лучших образцов  искусства  Коненкова.

Зав. экспозиционным отделом Художественного музея Павлова Л.Р.
   

Выставки, события, юбилеи

  • Кавказ заповедный
  • Арт-группа Станция
  • Наш дом - Планета Земля
  • Виталий Окунь "Реликт"
  • Михаил Чижик
  • Ночь искусств
  • День города Сочи
  • Молодые таланты XXI века
  • Выставка живописи известного российского художника Романа Ляпина
  • Выставка живописных работ сочинского художника Михаила Кибы Аллегории
  • Ночь музеев
  • Георгий Анастасиади
  • Западный Кавказ
  • Автомобиль в искусстве
  • Шедевры древнерусской живописи XVII-XXв
  • Юрий Рысухин
  • Виталий Георгиевич Яблоновский
  • Курнин Георгий Иванович
  • Гравитация
  • Романтические фантасмагории
  • Горизонты движения
  • Юбилейная персональная выставка Александра Отрошко
  • Арт проект:"Мост искусств Крым-Кубань
  • Роман Ляпин. Живопись. Графика
  • Всероссийская художественная выставка-конкурс "МатриархART"
  • Авторская керамика Владимира Елисеева
  • Александр Николаевич Семенцов
  • Сочи — гостеприимный город
  • Изобретения Леонардо да Винчи
  • Святогорская Диана
  • Страницы: 1 2 3 4 5 6


  • Хороший проект